(812) 987-55-37

www.naZayceva.ru      Помощь психолога в Санкт-Петербурге

 
 
 

 

   
РОЖДЕНИЕ РЕБЕНКА



"Во всех концах дома было разлито и владело всеми то же чувство, которое испытывала княжна Марья, сидя в своей комнате. По поверью, чем меньше людей знают о страданиях родильницы, тем меньше она страдает, все старались притворяться незнающими, никто не говорил об этом, но во всех людях, кроме обычной степенности и почтительности хороших манер, царствовавших в доме князя, видна была какая-то общая забота, смягченность сердца и сознание чего-то великого, непостижимого, совершающегося в данную минуту". (Л. Толстой. "Война и мир".)
Рождение человека - огромное событие для семьи, ожидаемое с радостью, надеждой и страхом. Еще задолго от разрешения родительницы от бремени молились за благополучный исход родов и желали заранее узнать пол и хотя бы отчасти будущую судьбу младенца. Древние гречанки взывали к богине родов Илифии, к Гере и Артемиде, римлянки - к богине-покровительнице брака Луцине и Юноне. В России покровительницами рожениц считались святая Анастасия Узоразрешительница и святая Анна, в день памяти которой (22 декабря) беременным полагалось поститься и запрещалось заниматься какой-либо работой.
Люди верили, что облегчение родильнице могла принести такая молитва: "Господь со мною, Господь оберегает меня, рабу твою (имярек), во дни и в нощи и на всякий час! Прошу и молю тя, Господи, через муку Твою святую, которую претерпел нас ради грешных, и кровь святую праведную юже излиял! Святой Пророче Предтече Господень Иоанн и все святые! Молите о мне, грешной, милостивого Бога дати ми дитя породить".
По внешнему виду беременной старались определить пол младенца. Такие бытовали приметы-наблюдения: если первые три месяца беременности легки - родится мальчик, тяжелы - девочка; плод - на правой стороне, если мать, сидя, протягивает ногу; коли хорошо ест всякую пищу - родится мальчик; если же охотно слушает песни, выставляет левую ногу, плод в левом боку и причуд много - девочка. Мать левой ногой выступает - мальчик родится, правой - девочка.
В старину считали также, что беременной следует избегать всего неприятного и безобразного. Не рекомендовалось глядеть на животных или уродов, которых она часто видела или пугалась. Это убеждение существовало и во времена Плиния (24-79 г.н.э.; погиб во время извержения Везувия, рим. госуд. деятель, историк, писатель) и Галена (129-199 гг.н.э.; греч. врач). Вот, что рассказывает Гален:
"Я знал одного некрасивого мужчину, горбатого и довольно похожего на Эзопа. Боясь быть родоначальником такого же уродливого потомства, он приказал написать красивого, хорошо сложенного мальчика, и такую картину повесил в углублении кровати так, чтобы жена в известных случаях могла иметь ее перед глазами. Ожидание супруга увенчалось полным успехом: жена родила красивого мальчика, совершенно похожего на портрет, на который она смотрела в известных случаях".
В гельветических хрониках Семпта рассказывается, как одна римлянка, находившаяся в связи с папой Мартином IV, родила сына мохнатого, как волчонок, с длинными, как у хищного зверя, когтями. Объясняла она это тем, что у папы было много картин, изображавших различных животных. Во Франции существовала своя версия воздействия на плод: беременным женщинам рекомендовалось посещать Французский институт и смотреть на того ученого, чье поприще она желает избрать будущему дитя. Если она хочет, чтобы ребенок был геометром - пусть смотрит на бюст Паскаля (1623-62 гг., фр. философ, математик, физик), историком - на Сен-Реаля и т. д.
У русских рекомендовалось смотреть на месяц, а не на звезды, и уж как-нибудь постараться, чтобы ребенок не родился в день архангела Гавриила (8 апреля по н.с.), иначе будет уродлив. А уж зачатие в Пост... Можно смеяться над всеми суевериями, но смотреть на цветы, произведения искусства, слушать классику и читать книги, создающие хорошее настроение, будущим мамам явно не помешает.
Женщинам "в положении" не рекомендовалось также глядеть на огонь - у ребенка будет родимое пятно; находиться на кладбище и перекрестке; выходить из дома после захода солнца; подходить к строящемуся дому; расчесывать волосы по пятницам; сидеть на пороге дома, на полене и переступать через полено. Нельзя есть тайком - ребенок будет вором, есть на ходу - вырастет плаксивым, угощаться заячьим мясом - быть чаду пугливым. А чтобы не родилась двойня - нельзя вкушать сдвоенные плоды.
Для защиты от нечистой силы носили обереги - красные шерстные нитки, лоскутки и пучки разноцветной пряжи, которые завязывали вокруг пальца, руки, шеи, пояса.
"Если беременная полнеет или на вопрос, кого она ждет, конфузится, и ее живот во время беременности не изменяет своей округлой формы, то родится девочка. Наоборот, если она не смущается, когда ее спрашивают, кого она родит, и живот ее принимает острую форму "тычком", то ожидали мальчика".
По наступлении родов женщина прощалась с домочадцами и оставалась только с бабкой-повитухой. Для облегчения страданий развязывали все узлы на одежде и расплетали косу, отпирали в доме все замки и ящики. Если женщина сильно и долго мучилась, зажигали венчальные свечи перед образами (у Л. Толстого - во время родов маленькой княгини няня зажигает их перед иконой угодника), трижды водили вокруг стола, а мужа заставляли песок боронить. Иногда, чтобы ускорить разрешение от бремени, домашние неожиданно пугали роженицу, крича под окном "Горим! Пожар!". Если женщина мучилась родами двое-трое суток, просили священника отслужить молебен. После благополучного окончания родов повивальная бабка обрезала и завязывала пуповину у ребенка и обмывала его. Когда новорожденного купали в первый раз, в воду клали серебряные деньги для обеспечения богатства в будущем.
При рождении девочки воду после первого купанья часто выливали в малинник, т. к. малина у славян символизировала красоту. До сих пор сохранилось в языке выражение: "Не девка - малина!". После купания мальчика вода выливалась на перекресток дорог - на счастье. Существовал обычай принимать новорожденного в отцовскую рубаху, чтобы отец любил, и класть на косматый тулуп, чтобы был богат. Ребенка первому передавали отцу, который сам клал его в люльку и как бы прилюдно признавал своим детищем. В зажиточных семьях устраивались родильные столы, а крестьяне приготовляли особое пиво. Родильнице преподносили гости подарки, обычно деньгами, при этом приговаривали: "Калач на сосок, да мыла кусок". Почетное место на празднестве по праву принадлежало бабке-повитухе. Бабка походит, всему делу пособит. Бог - с милостью, а бабка - с руками.
У повивальных бабок был даже свой особый праздник "Бабьи каши", отмечаемый 8 января (в православном календаре это праздник "Собора Пресвятой Богородицы";
Пресвятая Богородица стала Матерью Бога, и тем самым получила право быть заступницей рода человеческого). В этот день благодарные отцы и матери приходили к повивальной бабке, неся пироги, водку и всяческую снедь, угощали ее и угощались сами.
Закончим рассказ о родах в старину пословицами: Деток родить - не веток ломить. Горьки родины, да забывчивы.
В наше время сложились новые традиции приветствовать появление на свет человечка. Узнав о рождении малыша, новоиспеченный отец посылает в больницу записку с благодарностью, фрукты, а разрешат - и цветы. Кстати, в старые годы, когда свято соблюдались все обычаи, детское приданое готовили заранее и обстоятельно; как свидетельствует литературное прошлое, будущие мамы старательно обшивали кружевами крошечные чепчики. Тем непонятнее суета и хлопоты, которые создают себе нынешние бабушки и молодые папы, покупая все необходимое за несколько дней перед выпиской мамы с ребенком. В день выписки отец в назначенный час непременно ждет - вот сейчас он получит из рук медсестры туго перевязанный розовой (девочка) или голубой (мальчик) лентой сверточек. Маме дарят ее любимые цветы. Следует помнить, что в комнату, где находятся мама и ребенок, цветы с резким запахом лучше не ставить. При рождении девочки принято дарить розовые и красные цветы (например, душистый горошек, полураскрытые сортовые и полиантовые розы, фрезии и др.). При рождении мальчика - синие или фиолетовые цветы (фиалки, анемоны), а при рождении близнецов - два одинаковых букета. Букетики должны быть круглые, коротко подрезанные, перевязанные белыми лентами с ниспадающими концами.
На смотрины гостей обычно приглашают через месяц, дав маме и новорожденному некоторое время окрепнуть. Гости несут с собой подарки малышу. Это может быть коляска (к примеру, купленная в складчину), одежка, игрушки. Прекрасный подарок - хорошая справочная книга, советы которой помогут вырастить и воспитать ребенка. На смотрины дарят цветы изящной формы и нежной расцветки. Здесь подойдут все мелкие цветы пастельных тонов, а также мелкоцветные пестрые, цветущие ветки яблони и вишни. Можно последовать примеру французов, которые преподносят в таких случаях цветочные горшочки с цикламенами, обернутые в серебряную бумагу, и букетики гвоздик.
Существует также добрый обычай приглашать гостей еще раз - "на зубок" - и дарить малышу серебряную ложку.
Советуем сразу же выделить "летописца", который станет отражать в семейной хронике все события жизни новорожденного. Чаще всего им становится дедушка, с удовольствием манипулирующий фотоаппаратом или видеокамерой, если таковые имеются. Начать лучше всего с фотоальбома "Наш ребенок". В него заносятся все сведения о ребенке: вес, рост при рождении, и фиксируются сперва крошечные этапы жизни маленького человека. Первая улыбка... первые шаги... первый праздник в детском саду... и первая партнерша (кавалер) по танцу, сосредоточенная, серьезная от ответственности пятилетняя девчушка... Школа, первый класс... Как приятно позже смотреть эти фотографии!
Дети, по словам народной мудрости, - "благодать Божья". Какое без них семейное счастье! "У кого детей много, тот не забыт от Бога!" - так говорили на Руси. Старые люди подавали молодоженам, лишенным детей, добрый совет: взять чужого ребенка-сироту "в дети", чтобы Бог простил, своих деток зародил. Счастлив отец в сыновьях, а мать - в дочерях. Но тут же и такое: Детки - деткам рознь.
Добрый сын - на старость печальник, на покой души поминщик. Но вот: Детки хороши - отцу-матери венец, худы - отцу-матери конец. От опечаленных детьми отцов-матерей пошли ходить по Руси такие поговорки, как: У кого детки-у того и бедки. Маленькие детки - маленькие бедки, а вырастут велики - большие беды будут. Но откуда они - плохие-то? Тут народная мудрость дает четкий ответ: Каковы батьки-матки - таковы и дитятки. Яблочко от яблони недалеко падает. Отец - рыбак, и дети в воду смотрят. Каков уродился, таков и пригодился. От одной матки, да не одни ребятки. Знать ворону по полету, скажется птица посвистом. Пуд мыла изведешь, а родинки не смоешь. Волком родился, лисой (овцой) не бывать. Не устанешь детей рожаючи, устанешь, на место сажаючи. Детушек воспитать - не курочек пересчитать. Дитятко, что тесто - как замесил, так и выросло. Или вот вещее: Не тот отец-мать, кто родил, а тот, кто вспоил, вскормил да добру научил. Однако:
Глупому сыну и умный отец разума не пришьет. Или: В худом сыне и отец не волен: его крести, а он- пусти!
Родятся дети, по образному меткому народному слову - как грибы ("от сырости"), растут - как "пшеничное тесто на опаре". Хоть и беден-беден иной отец, а все на тесноту от ребят редкий станет жаловаться, - словно памятуя заветное словцо дедов-прадедов, сказавших, что много детей бывает, а лишних никому Бог не пошлет. Худы ли, хороши ли - все свои дети. "Который палец не укуси - все больно!" - применяется к этому понятию наш детолюбивый народ. "И змея своих змеят не ест!", "Огонь - горячо, дитя - болячо!", "У княгини - княжата, у кошки - котята!", "Свое дитя - и горбато, да мило", - так писал писатель-этнограф А. Коринфский чуть ли не век назад. ("Народная Русь").

РОДНЯ

"Послушай, Зин, не трогай шурина. Какой ни есть, а он - родня", - поется в популярной песне В. Высоцкого. А вот, что за родня - шурин, знает не каждый. К сожалению, теперь, когда семьи далеко не так велики и патриархально прочны, как прежде, категории семейного родства частично утратили свое значение, и определение его зачастую затруднительно. Мы порой не знаем, как назвать нашего родственника, и вынуждены в разговоре прибегать к словесным нагромождениям. К примеру: она - жена брата моего мужа, т. е. просто-напросто невестка - краткое, живое обозначение степени родства. Не владея должным образом "словарем родства", мы порою лишаем красок нашу речь и затрудняем себе восприятие литературы, фольклора, мудрости прошлого, его бытовых традиций. Для облегчения запоминания приводимого ниже "словаря родства", мы иллюстрируем его меткими народными пословицами. Иногда по смыслу они противоречат друг другу. Впрочем, разве не сложна, не противоречива порой сама наша жизнь в семье? А уж с родней чего не бывает! Но советуем помнить: Ссора в своей семье - до первого взгляда.
Свекор - отец мужа.
Свекровь - мать мужа.
Тесть - отец жены.
Теща - мать жены.
Этим минимумом владеют все.
Сват - отец или родственник одного из супругов по отношению к родителям или родственникам другого супруга.
Сватья - мать или родственница одного из супругов по отношению к родителям или родственникам другого супруга (сват, сваха /сватья/) в родственных отношениях. (Не путать со сватом, свахой /сватьей/ в свадебном обряде).
Зять - муж дочери, муж сестры, муж золовки.
Невестка (сноха) - замужняя женщина по отношению к родным ее мужа: отцу, матери, братьям, сестрам, женам братьев и мужьям сестер.
Деверь - брат мужа.
Золовка - сестра мужа.
Шурин - брат жены.
Свояченица - сестра жены.
Свояк - муж свояченицы.
Брат - каждый из сыновей, имеющих общих родителей.
Двоюродный брат - находящийся в родстве по деду или бабушке с детьми их сыновей и дочерей. Сын родного дяди и родной тетки.
Кузен - двоюродный брат, а также дальний кровный родственник в одном колене с кем-либо (употреблялось в буржуазно-дворянском быту; фр. cousin).
Кузина - двоюродная сестра (фр. cousine).
Троюродный брат - сын двоюродного дяди или двоюродной тети.
Сестра - дочь одних и тех же родителей по отношению к их другим детям.
Двоюродная сестра - дочь родного дяди или тети.
Троюродная сестра - дочь двоюродного дяди или двоюродной тети.
Единоутробные (брат, сестра) - имеющие общую мать, но разных отцов.
Единокровные (брат, сестра) - имеющие общего отца, но разных матерей.
Сводные (брат, сестра) - являющиеся братом (сестрой) по отчиму или мачехе.
Племянник (племянница) - сын (дочь) брата или сестры (родных, двоюродных, троюродных), соответственно ребенок двоюродной сестры (брата) -двоюродный племянник и т.д.
Внучатый племянник (племянница) - внук (внучка) брата или сестры.
Дядя - брат отца или матери по отношению к племянникам; муж тетки. Соответственно - двоюродный дядя, двоюродный брат отца или матери и т. д.
Внук (внучка) - сын (дочь) дочери или сына по отношению к деду или бабушке. Соответственно двоюродный внук (внучка) - сын, дочь племянника или племянницы.
Дед (дедушка) - отец отца или матери.
Двоюродный дед - дядя отца или матери.
Бабка (бабушка) - мать отца или матери.
Двоюродная бабушка - тетя отца или матери.
Мачеха - жена отца по отношению к его детям от другого брака, неродная мать.
Отчим - муж матери по отношению к ее детям от другого брака, неродной отец.
Пасынок - неродной сын одного из супругов, приходящийся родным другому.
Падчерица - неродная дочь одного из супругов, приходящаяся родной другому.
Приемный отец (мать) - усыновившие, удочерившие кого-либо.
Приемный сын (дочь) - усыновленные, удочеренные кем-либо.
Приемный зять (примак) - зять, принятый в семью жены, живущий в доме жены.
Свекор кропотлив, свекровь журлива, деверь пересмешник, золовка смутлива, ладушка (муж) ревнив.
Первая зазнобушка - свекор да свекровушка; другая зазнобушка - деверь да золовушка.
У лихой свекрови и сзади глаза. Невесте на отместку.
Свекор-батюшка - застоюшка, свекровь-матушка - заборонушка. (Это говорит невестка, "подлизываясь").
Помнит свекровь свою молодость, и снохе не верит.
Свекор - гроза, а свекровь выест глаза.
Деверь невестке - обычный друг. Золовки-колотовки, побей головки.
Золовка хитра на уловки.
Мы не в лиху сноху: что бог подаст, то и людям. (Слова золовок.)
Сношенька у свекра - госпоженка.
Первого сына женит отец-мать, а второго - сноха. (Т. е. отзыв ее о свекрах).
Все в семье спят, а невестке молоть велят. Чай, устала моловши, невестушка, поди-ка, потолки! (Говорит свекровь.)
Пусть бы невестка и дура, только бы огонь пораньше дула.
Два свояка, а промеж их - собака.
Свояки до дележа братья.
Тесть любит честь, зятъ любит взять, а шурин глаза щурит.
Зять да шурин - черт их судит!
Шел муж с женой, брат с сестрой да шурин с зятем: много ль всех? (трое). Шуринов племянник как зятю родня ? (сын).
Горько живется от мачехи пасынку, а не сладко и мачехе от пасынка. Родных много, а пообедать не у кого (или: а голова одинока). Дочерины дети милее своих. Где бабка ни бери, а внука корми! Была б моя бабуся - никого не боюся; бабушка - щиток, кулак - молоток (т. е. заступница). Кто бабке не внук (кто безгрешен). Шли теща с зятем, муж с женой, бабка со внучкой, мать с дочкой, да дочь с отцом, а всего четверо. Корми деда на печи - и сам будешь там. Братская любовь пуще (лучше) каменных стен. Сын отца умнее - радость, а брат брата - зависть. Не смейся, брат, чужим сестрицам: своя в девицах. Два брата на медведя, а два свата (свояка) - на кисель. Чуж-чуженин, а стал семьянин (зять). Одно дитя - роженое (дочь), другое - суженое (зять). Зять да сват у тещи - первые гости Зять на двор - пирог на стол. Нет черта в доме - прими зятя. Шуринов племянник как зятю родня? (сын). У наших зятей много затей. Вся семья вместе, так и душа на месте. Русский человек без родни не живет. На что и клад, коли в семье лад. Совестно жить - время коротать. Вместе тошно, а розно скушно.

ТАИНСТВА И ОБРЯДЫ

Таинствами в христианстве именуются обрядовые или культовые действия (церковные молитвы и священные действия), с помощью которых, поучению Церкви, "под видимым образом сообщается верующим невидимая благодать божия". (Благодать - по религиозным представлениям - особая божественная сила, ниспосылаемая человеку свыше с целью преодоления внутренне присущей ему греховности и достижения спасения в загробном мире). Православная и Католическая Церкви признают семь таинств: крещение, причащение (или евхаристия; при совершении его верующие, отведывая вино и хлеб во время богослужения, вкушают тем самым воплощенные в них "тело и кровь Христа"), покаяние (исповедь), миропомазание (ритуал миропомазания состоит в смазывании лба, глаз, ушей и др. частей лица и тела верующего ароматическим маслом - миром), брак, елеосвящение (или соборование, совершается над больными. Обряд состоит в смазывании лба, щек, губ, рук и груди освященным маслом - елеем, сопровождается чтением молитв), священство (наделение божественной благодатью возводимого в духовный сан лица через епископское рукоположение).
Официально семь таинств были признаны католической церковью на соборе в Лионе в 1279 г., а некоторое время спустя они были установлены в православном культе. В наше время старинные обычаи возрождаются - вновь все больше родителей, желающих крестить детей, и молодых людей, венчающихся в церкви. Это важнейшие события в человеческой жизни, к ним надлежит относиться осознанно.

Крещение

Одно из главных таинств, означающее принятие человека в лоно Христианской Церкви, и первое таинство в жизни христианина, когда "верующий при троекратном погружении тела в воду с призыванием Отца, Сына и Святого Духа умирает для жизни плотской, греховной и возрождается от Духа Святого в жизнь духовную, святую".
Ритуальные омовения в воде характерны для многих религий и существовали задолго до христианства, т. к. культ воды - источника жизни - существовал у многих народов мира. Считалось, что, окунаясь в воду, человек очищается от своих грехов и возвращается к чистой, новой жизни.
В иудаизме ритуал водного омовения совершается накануне субботы и других религиозных праздников. В исламе также имеется ряд водных ритуальных омовений, установленных для различных ситуаций и состояний верующего. Однако эти ритуалы не играют главенствующей роли в системе обрядов вышеназванных религий. В них первостепенное значение имеет обряд обрезания.
В различных христианских направлениях обряд крещения толкуется по-разному. В Православной и Католической Церквах крещение относится к разряду таинств.
Протестантская Церковь рассматривает крещение не как таинство, с помощью которого человек приобщается к божеств у, а как один из обрядов. Протестантской Церковью отрицается, что посредством крещения люди освобождаются от первородного греха. Баптисты, адвентисты седьмого дня, последователи некоторых других религиозных течений совершают крещение над взрослыми людьми, которые прошли испытательный срок. После крещения человек становится полноправным членом общины. Есть различия и в самой церемонии крещения при совершении этого обряда в разных церквах. Так, в православной церкви младенца трижды погружают в воду, в католической - обливают водой.
В ряде протестантских церквей при крещении обрызгивают водой. У баптистов и адвентистов седьмого дня крещение совершается, как правило, в естественных водоемах.

Крещение в Православной Церкви

В России крещение происходило чаще всего на восьмой, а иногда - и на сороковой день, т. к. эти числа напоминали о событиях в младенческой жизни Иисуса -обрезании и сретении.
Крещение происходило у всех сословий в церквах; таинство в домах допускалось лишь в случаях болезни или крайней слабости новорожденного и обязательно не в той комнате, в которой он рожден, т. к. эта комната долгое время считалась оскверненной.
Обряд крещения в веках не изменился. Как и много лет назад, священник в полном облачении совершает все его таинства, от огласительной молитвы и благословения воды до одевания младенца в "ризу правды - крестильную рубашку (распашонку), вручения нательного креста, который затем носится под одеждой и бережется всю жизнь, миропомазания и крещения.
На все вопросы, с которыми священник обращается к ребенку, отвечают его восприемники - крестные отец и мать. Крещение обычно совершается после обедни либо в самом храме, либо в специальном помещении (крестильне) в купели емкостью 3-4 ведра подогретой воды.
"Через три дня отпевали маленькую княгиню <...>
Еще через пять дней крестили молодого князя Николая Андреича. Матушка подбородком придерживала пеленки, в то время как гусиным перышком священник мазал сморщенные красные ладонки и ступеньки мальчика.
Крестный отец-дед, боясь уронить, вздрагивая, носил младенца вокруг жестяной помятой купели и передавал его крестной матери, княжне Марье. Князь Андрей, замирая от страха, чтоб не утопили ребенка, сидел в другой комнате, ожидая окончания таинства. Он радостно взглянул на ребенка, когда ему вынесла его нянюшка, и одобрительно кивнул головой, когда нянюшка сообщила ему, что брошенный в купель вощечок с волосками не потонул, а поплыл по купели". (Л. Толстой. "Война и мир").
Вот они - основные традиции крещения: дата -на восьмой день после рождения, выбор в восприемники близких родственников, в данном случае - деда и тетки, и, наконец, поверье, что если воск с волосиками младенца не утонет, дитя останется живо.
Выбор крестных родителей был очень серьезен, поскольку в случае болезни или смерти родителей на них возлагалась ответственность за воспитание ребенка; поэтому и выбирали их из близких людей - родственников или друзей семьи.
Крестный отец - кум, крестная мать - кума. Крестнику своему, поясняет В. Даль, восприемники не кум и кума, а только между собою, и относительно родителей и родичей его. Крестные отец и мать - важные люди как в обряде, так и в жизни. Много красочных поговорок посвящены им.
Добрая кума прибавит ума. Кума и кум наставляй на ум. При куме не жить, а и без кума не быть. Не быть у кума, не пить и пива. И кума жаль, и пива жаль: кума жаль в изъян вводить, да и пива жаль упустить. Кум говорит наобум, а кума бери на ум. Спасибо куме, что до кума добра. Добрая кума живет и без ума. Пей, кума, да не пропей ума! С бранчивой кумой (сватьей) не попрощаешься. Кому до чего, а куме до всего. Что знает кум, знает и кумова жена, а по ней и вся деревня.
Кстати, оформление кумовства существовало и в дохристианской Руси и закреплялось омовением ребенка в речке, озере или деревянных корытах. Дитя несли к водоему, купали, пеленали и давали имя по выбору родителей или старшего в роде, часто в честь уважаемого предка или народного героя. При этом совершались и религиозные действа. Волхвы произносили магические заклинания против злых духов и предсказывали судьбу младенца. Кумовьев могло быть двое, трое или больше. Они совершали родовую опеку над ребенком и несли моральную ответственность за его воспитание, а в случае смерти родителей заменяли их ему.
После свершения всех языческих обрядов древние славяне устраивали семейный праздник, а в христианской Руси в тот же день накрывались крестинные столы; помимо гостей, кормили и нищих.
В допетровской Руси царь в день крещения утверждал торжественный стол для высшего духовенства и приближенных. По окончании обеда духовные лица благословляли младенца, а светские гости подносили ему дары. Это был единственный раз, когда царское дитя показывали посторонним до совершеннолетия; затем его скрывали в "спальных" покоях.
Но крещение не ограничивалось одним, пусть и пышным, крестинным столом. По городам и монастырям рассылались вестники с грамотами, возвещавшими об увеличении царского семейства, и все монастыри спешили поднести подарки новорожденному; тем же, кто мало давал, пенялось, что они мало-де желают добра царскому дитяти. Со своей стороны, царь по случаю рождения оказывал царские милости и прощал виновных.
Обычай устраивать крестинные столы бытовал у всех сословий и отличался лишь разнообразием и обилием подаваемых яств.
"Нате вам молитвенного, принесите мне крещенного" или "Пойди введи младенца в православную веру", - так обычно говорил отец крестным перед выходом в церковь.
Крестный отец покупал крест и приносил свой хлеб на крестины, а иногда сам расплачивался с священником, а кума представляла "ризки" - 3-4 аршина ткани и рубашку для ребенка и полотенце священнику - утереть руки после обряда. (Старинная загадка: Антипка низок, на нем сто ризок? /Кочан капусты/.)
После свершения обряда поздравляли отца и мать - с сыном или дочкой, кума и куму - с крестником, бабку-повитуху - с внуком или внучкой.
В крестные матери не звали беременную: считалось, что тогда крестник умрет.
Если в семьях бывали смерти новорожденных или малолетних детей, в кумовья брали первого встречного. Предпочтение отдавалось таким крестным, у которых в живых оставалось много крестников. Парень или девушка, в первый раз становившиеся крестными, выбирали ребенка: мужчина - девочку, девушка - мальчика; считалось, что в противном случае девушка рисковала остаться вековухой, а парень - холостяком. Среди крестьян и низших слоев городского населения бытовало также поверье, что если девушка или парень, которые приглашались в крестные к первому ребенку, старше родителей крестника, то девушка выйдет замуж за вдовца, а парень - за вдову или женщину старше его. Поэтому, соответственно, старались, чтобы кумовья были младше родителей.
По канонам православия, крестные не могли вступать в брак друг с другом.
"Что могла измыслить простая, неопытная девушка? Она слыхала, что нельзя жениться на куме, и ей сейчас же пришло в голову: зачем она не кума своему возлюбленному?
Тогда бы он не мог ко мне свататься и вышел бы в архиереи <...> И вот Ольга Федотовна, забрав это в голову, слетала в казенное село к знакомому мужику, у которого родился ребенок, дала там денег на крестины и назвалась в кумы, с тем чтобы кума не звали, т. к. она приведет своего кума. Во всем этом она, разумеется, никакого препятствия не встретила, но труднейшая часть дела оставалась впереди: надо было уговорить влюбленного жениха, чтоб он согласился продать свое счастье за чечевичное варево и, ради удовольствия постоять с любимой девушкой у купели чужого ребенка, лишить себя права стать с ней у брачного аналоя и молиться о собственных детях". (Н.Лесков. "Захудалый род. Семейная хроника князей Протозановых...").
Этим правилом также широко пользовались крестьяне, которые прознавали, что помещик хочет их поженить против воли. Кума и куму не имел права заставить вступить в брак даже самый суровый крепостник.
По воду ходили без коромысла, не то крестник горбат будет, а чтобы ему легче жилось на свете, в день крещения ставили на окно стакан с водой.
Чтобы братья и сестры были дружны и крепко любили друг друга, рубашечку, в которой крещено первое дитя, рекомендовали одевать на всех последующих детей. 21 января (8 янв. по с. ст.) на "Василисы зимние" и "Емельяны-перезимники" было принято угощать кума с кумою - по поверью, это приносило здоровье детям, а кум и кума, приходя в гости к крестнику, приносили с собой кусок мыла и полотенце, вручая которое, приговаривали: "Вот вам мыльце и белое белильце для крестника". В Петров день (12 июля) кума пекла крестникам тоболки - пресные пироги с творогом.
В прощеный день (последний день перед Великим Постом), по обычаю, кум шел к куме с мыльцем, а она - к нему с пряниками.

Крестинный обед

Главные гости - кум, кума и бабка-повитуха. Их сажали за стол и угощали приготовленной для них закуской и чаем, а хозяин дома тем временем шел приглашать родных и друзей "к младенцу на хлеб, на соль кашу есть".
Стол в крестины накрывался празднично. Вот его примерное меню: сперва подавалось холодное: в постный день - сельди и квас с кислой капустой, в скоромный - студень и квас с яйцами и мясом; затем следовали: в постный день - щи со снетками, приправленные конопляным маслом, картофельный суп с грибами и лапша; в скоромный: щи с каким-нибудь мясом, ушник (т. е. суп из потрохов), лапша с курятиной или свининой, лапша молочная и, наконец, обязательно и независимо от состава кушаний на крестильном обеде, подавалось главное блюдо - гречневая каша, перед которой угощали еще кашей пшенной. После того, как гости съедали обед, бабка клала на стол пирог, ставила горшок в шапке и штоф с водкой и говорила: "Это мое: купите, будете есть".
И еще:
Шапка малахай,
А ты, родильница,
В год еще натряхай!
или:
Бабушка подходит,
Кашку подносит
На корысть, на радость,
На божью милость,
На толстые одонья, *
На высокие скирды.
Кашку на ложки,
Мальчику на ножки!
или:
Гости мои любящие,
Гости мои дорогие!
К вам бабушка идет,
Вам кашку несет.
Бабушка молоденька,
Несет кашку сладеньку,
Нам не барыши получать,
А только народ приучать,
Чтобы бабушку знали,
Чаще в гости звали!

* Одонья, оденье, одоня - круглая кладь, кладушка хлеба в снопах.

Затем бабка начинает угощать присутствующих, но те шутливо отказываются и по обычаю предлагают ей испробовать водку первой: "Попробуй-ка сама, бабушка! Может, водка-то наговорная!". Первым после бабки пьет отец, а на закуску ему выдается так называемая родильная ложка с круто посоленной и наперченной кашей. Бабка говорит:
"Солоно и горько рожать". На такие слова иногда следовал ответ: "Солона кашка и солоно было жене родить, а еще солоней отцу с матерью достанутся детки после", и бросая вверх оставшуюся в ложке кашу, отец произносит: "Дай только Бог, чтобы деткам нашим весело жилось, и они также прыгали бы!".
За отцом угощаются кумовья. "С крестником (крестницей) вас, как вы видели его (ее) под крестом, так бы видеть вам его (ее) под венцом!" - говорит бабка. После кумовьев пьют подносимую водку остальные гости. При этом каждый, не исключая и отца, кладет сколько-нибудь денег на тарелку в пользу бабки и на пирог - родильнице.
Стоять ему и бодриться,
Как деньга торчмя стоит.
(деньги втыкались в пирог)
Чтобы мальчик вырос высоким, его поднимали на крестинах над головой к потолку или же выплескивали туда рюмку водки, а кума клала высоко на полку коврижку и приговаривала: "Чтобы крестник такой высокий вырос!".
Очень внимательно следили за тем, чтобы каша была доедена до конца, иначе ребенку грозила опасность быть рябым.
Перед уходом гости благодарили хозяев и желали всего хорошего, а новорожденному - доброго здоровья и многие лета.
Последними уходили кум с кумою. Вечером того же дня или утром им предлагались закуски, "чтоб опохмелиться". За закуской происходит обмен подарками. Кум получает от кумы платок "на память", за что он, предварительно утерев подарком рот, целует куму в губы и одаривает деньгами. При прощании родильница вручает им по пирогу, за который получает деньги или платок, чай, сахар, мыло и т. п. Праздник заканчивается.
Возрождается ныне и семейный праздник крестин. А поскольку дети появляются на свет в больнице, то роль бабки-повитухи, столь важную в обрядовой части праздника, должна взять на себя какая-нибудь родственница или наиболее уважаемая гостья. Выбор - на усмотрение родителей. Как говорили в старину, были бы родины, а крестины будут.
К. Бальмонт(1880-1934)
ГРОМОВЫМ СВЕТОМ
Меня крестить несли весной,
Весной, нет - ранним летом,
И дождь пролился надо мной,
И гром гремел при этом.
Пред самой церковкой моей,
Святыней деревенской,
Цвели цветы, бежал ручей
И смех струился женский.
И прежде чем меня внесли
В притихший мрак церковный,
Крутилась молния вдали
И град плясал неровный.
И прежде чем меня в купель
С молитвой опустили,
Пастушья пела мне свирель
Над снегом водных лилий.
Я раньше был крещен дождем
Посвящен грозою,
Уже священником потом -
Свечою и слезою.
Я в детстве дважды был крещен
Крестом и громным летом,
Я буду вечно видеть сон
Навек с громовым светом.

ИМЯНАРЕЧЕНИЕ

Народная мудрость гласит: С именем - Иван, а без имени - болван. Или: Без вымени овца - баран, корова без клички - мясо. Это в просторечьи. А если торжественно, то:
Нет меж живущих людей, да и не может
и быть, безымянных:
В первый же миг порождении каждый,
убогий и знатный,
Имя, как сладостный дар, от родимых
своих получает...
Так сказал Гомер. А вот откуда пришли в Россию имена, и всегда ли они были "сладостным даром"?
До принятия христианства у славян имена выбирались родителями. Они имели определенное смысловое значение: Светлана, Людмила, Красава, Любава, Милонега, Добронрава, Забава, Милуша, Всеволод, Владимир, Добромысл, Добрыня, Ярослав, Мстислав, Святослав, Ярополк, Святополк и т. д. Кроме выбора, существовал и обычай выходить за ворота и спрашивать имя первого встречного или встречной. Каковое называлось, такое и давали новорожденному. Считалось, что это принесет ребенку счастье. Иногда имя скрывали или заменяли ложным, чтобы не испортил или не превратил в оборотня колдун. Предки наши были людьми крайне суеверными, и поэтому не стоит удивляться, что многие имена напоминали прозвища: Волчий Хвост, Нелюб, Ждан, Упырь Лихой, Гнилозуб, Кручина, Болван, Угрюм, Любим и т. д. Если такие имена, как Малинка или Любим, вполне объяснимы, то, например, Болван - совсем неподходящее имя для младенца. Но объяснялись такие оскорбительные имена боязнью "глаза", т. е. привлечения недоброго завистливого внимания злых сил, которые захотят завладеть красивым и здоровым малышом, а на какого-нибудь Гнилозуба не польстятся. Этот обычай очень древен, бытовал у многих народов и сохранился после принятия христианства. Чтобы запутать бесов, советовали называть ребенка при крещении одним именем, а в жизни другим, и воистину остроумной находкой было окрестить ребенка Хоздазатом (перс. - дар божий), а звать благозвучным Федором (тоже "божий дар" на греч.) или привычным Иваном (от Йоханаана - божий дар - на евр.), или славянским Богданом, который в переводе не нуждается.
Называли детей и по времени и обстоятельствам появления их на свет. В старинных рукописях можно встретить имена: Зима, Дорога, Полетко, Суббота, Мороз, Подосен; называли и по профессиям: Кожемяка, Быкодер; по именам разных животных, птиц, рыб: Заяц, Линь, Сом, Гусь, Соловей, Баран, Кот (а вот Карп, оказывается, вовсе не рыба, а означает по-гречески - плод); по народностям, жившим возле места рождения: Татарин, Мордвин.
Для полного исчезновения этих имен понадобилось почти 6 столетий, и дольше всего сопротивлялась введению нового имянаречения северо-западная часть Руси, которая еще ряд столетий после принятия христианства оставалась языческой. Свободолюбивые новгородцы и поморы вплоть до XIVв совершали волхование и сами выбирали имена своим детям, за что выговаривали гневно в своих посланиях новгородские владыки духовенству: "А те арбуи (волхвы) младенцам их имена нарекают свойски, а вас, игуменов и священников, они к тем своим младенцам призывают после". Итак, после крещения Руси на первом этапе (X- XIII в.) Церковь установила систему двойного имянаречения - церковного и славянского (языческого) имени, первое - от Церкви, второе - от родителей. Это произошло, потому что при крещении дается имя прославленного своими деяниями в христианстве святого. Своих же святых на Руси еще существовать не могло, поскольку святые не могли быть язычниками. Значит, и не было таких русских имен, которые бы принимала Христианская Церковь. Приходилось давать чуждые, непривычно звучащие имена - греческие или еврейские. По свидетельству летописей, все русские люди, в том числе и князья, в XI-XII вв. имели по два имени: княгиня Ольга - Елена, Владимир Красное Солнышко - Василий, Ярослав Мудрый - Георгий, Владимир Мономах - Федор.
В Ипатьевской летописи 1178г. есть запись: "Родится у великого князя Всеволода четвертая дочь и нарекоша ей имя в святом крещении Пелагея, а в княжее Сбыслава". В Остромировом евангелии записано имя заказчика: " В крещении Иосиф а мирскы Остромир". Славянские имена в быту считались основными.
В XIII в. Церковь попыталась отменить право родителей на выбор имени новорожденному и установить монопольное право духовенства на присвоение имен христианских. Однако это не дало желаемых результатов и привело к тому, что в народе стал использоваться старый обычай наречения имени при первом постриге, совершаемом у славян, по народному обычаю, в пяти-семилетнем возрасте. Таким образом, по церковной записи после рождения человек именовался Василием, а по домашнему обычаю с пяти лет именовался Соботой. С XVI в. употребление языческих имен запрещалось и преследовалось духовенством. Впрочем, в повести А. К. Толстого "Князь Серебряный", действие которой происходит в XVI в., одного из героев зовут Дружиной Андреевичем Морозовым, а "антигероя" - Малютой Скуратовым (увы, слишком хорошо известное историческое лицо). А Богдана Хмельницкого мы знаем по его славянскому, а не церковному (в крещении он - Зиновий) имени.
Обычай присвоения двух имен продержался до Петра I, который усмотрел его неудобство, когда была создана регулярная армия, при ведении судопроизводства и оформлении гражданских актов.
Таким образом окончательно утвердилось иудейское, греческое и римское именословие, и многие народные имена оказались преданными забвению. Следует отметить, что у других славянских народов они сохранились, и дети носят имена Снежан, Румян, Милиц, Драгомиров, Радованов и Вуков (от Волка - когда-то популярного в России имени; известен, в частности, дьяк Волк Курицын, живший в XVI в.).
Жемчудница! Моя Нежняна!
Краснолюбица -жена,
Цветана и Краса-Прельстяна,
И Любмила и Весна!
Пофантазируем, станут ли когда-то женщины на Руси носить такие имена? У нас же встречаются еще и отдельные имена арабского, индийского, персидского и германского происхождения. Все они внесены в святцы Русской Православной Церкви (церковная книга, содержащая месяцеслов /календарь/, составленный в порядке месяцев и дней года, к которым Церковью приурочено религиозное чествование каждого святого). Каждое имя обозначало что-либо на том языке, из которого оно было взято, главным образом, нечто положительное и достойное. Были, правда, имена, несущие неприятную смысловую нагрузку, например, Ардалион - замаранный, Клавдия - хромоногая, Варвара - грубая, Васса - пустыня, Фока - тюлень, а некоторые звучали весьма неблагозвучно и даже комично: Псой, Дул, Проскудня, Павсикакий, Агафонус. Представьте сейчас девушку, которую зовут, например, Епихария Мардарьевна, или молодого человека - Евпсихия Кастрикиевича, произведите от их полных имен сокращенные и ласкательные, и вообразите, каково этим несчастным приходилось бы, к примеру, в школе!
Каждое имя имеет своего покровителя, т. е. святого, чья память ежегодно отмечается Церковью в один и тот же день, который в быту называется именины. Некоторые наиболее распространенные имена имеют нескольких святых; случается, что и один и тот же святой чествовался несколько раз в году. Наиболее часто встречаются в святцах имена: Иоанн, Петр, Павел, Александр, Андрей, Михаил, Мария, Анна и Елена. Зато Ольга, Татьяна, Алла, Вера, Надежда, Любовь, Людмила и Екатерина имеют только один именинный день.
Итак, к середине XIX в. на каждые двенадцать носимых чисто русских имен приходилось не менее тысячи "импортных" - чужестранного происхождения. Сперва имя давалось по святому, чья память выпадала на день крещения. Постепенно это правило перестало соблюдаться, и имена стали выбираться по вкусу родителей. В некоторых семьях из поколения в поколение передаются одно-два имени предков, как по женской, так и мужской линии (чаще по последней). Например, дед - Сергей Михайлович, отец - Михаил Сергеевич, сын - Сергей Михайлович и т. д. В других семьях принято давать детям имена бабушек и дедушек, что всегда и было честью как для старшего члена семьи, так и для только что родившегося. Очень доброе дело объяснить ребенку, когда он подрастет, историю выбора его имени: кто в роду носил его прежде и что это был за человек.
С именами связывалось множество суеверий. Нельзя давать новорожденному имя умершего ребенка, чтобы он не унаследовал его судьбы; можно назвать именем умершего деда или бабки, если они были счастливы и удачливы, т. к. судьба передается через поколение, или просто удачливого предка.
"Узнав, что младенец назван Александром, дядя всплеснул руками.
- Великолепное имя, - сказал он - Два величайших полководца, государыня сестрица, в мире: великолепный Аннибал и Александр. И еще Александр Васильевич - Суворов. Поздравляю, сударыня сестрица! Это великолепное имя вы выбрали.
- Имя дано более по фамильной памяти, - сказал неохотно Сергей Львович, - по прадеду его, по Александру Петровичу, ибо он - прямой основатель семейного благополучия, а не по Суворову, - добавил он тонко и покосился на Карамзина". (Ю. Тынянов. "Пушкин").
Вот еще какие особенности употребления имен на Руси отмечает В. Даль: "Имена умалительные были в большом ходу и в разном значении, например, как ласка (Сеня, Сенюшка, Сенюша, Сенютка), зывали так и князей своих, особо Галицких (Владимирко, Василько), или в знак преданности, покорности, подлый перед боярином, а этот перед князем, царем (Петрушка, Федька, Митька), а попы в сем значении писались на - "чище" (Иванчище, Степанчище); особое умалительное окончание водилось для детей незаконных: "Святослав ушел во Владимир, и с ним два сына его от наложницы: Мстиславец и Ярославец".
Если у женщины рождаются одни девочки, она дает последней свое имя, дабы следующим родился мальчик.
Чтобы до поры обмануть болезнь, приставшую к ребенку, надо временно назвать мальчика именем девочки, и наоборот. До крещения дитя можно назвать покуда каким-нибудь именем, например, Богдан. Наречь ребенка именем праведника - к добру, а именем мученика - к худу. Раскрыть имя ребенка до крещения - тяжкий грех, который может повлечь за собой смерть новорожденного.
С именем связано множество пословиц и поговорок:
Без имени ребенок - чертенок. Кабы она не выла, так и не была бы выпь. В лицо человек себя не знает, а имя свое знает. Крестил поп Иваном, да прозвали люди болваном. Слывет Нижним, да стоит на горе. Фоку приставляй сбоку, а Демид прямо глядит. Катя-Катерина - ножка голубина. Петька-Петух на яйцах протух. Сашки-канашки (от канальи), Машки - букашки, Маринушки -разинюшки. Фофан - с толокном, а Федор - с волокном.
Говорят, что имя может повлиять на судьбу человека. Для тех, кто верит в это, а также и для тех, кто хочет дать своему ребенку ангела-хранителя и возродить семейный праздник - день именин, приводим ниже список наиболее употребительных православных имен с указанием дней именин и объяснением значения каждого имени. Ближайший к вашему дню рождения день памяти святого, с чьим именем совпадает ваше, - и есть день вашего Ангела.
А что творилось в дореволюционном Санкт-Петербурге 30 сентября, когда именинницами становились все Любочки, Верочки, Наденьки и Сонечки (имена в ту пору весьма распространенные) одновременно! Весь город словно сходил с ума - ни цветов, ни тортов не достать, извозчики дерут втридорога, в магазинах - толкотня, ювелиры, парфюмеры и кондитеры ликуют! А именины Машенек и Шурочек превращались в государственные праздники, т. к. эти дни совпадали с именинами главных "Шурочки" и "Машеньки": императрицы Александры Федоровны - и вдовствующей императрицы Марии Федоровны "тезоименитствами".
На именины родственники приходили без приглашения, непременными участниками торжества были крестный отец и крестная мать, пекся знаменитый "именинник" - так назывался именинный каравай, который в допетровские времена рассылался по утрам знакомым и служил напоминанием о празднике, а к началу нынешнего столетия превратился в торт (свечи на него не ставились).

ИМЕНИНЫ

Прежде в России было принято пышно и торжественно отмечать день Ангела, или именины. День рождения отмечался скромно. Связано это с тем, что для наших предков дню духовного рождения, когда ребенок окрещен и получал имя своего ангела-покровителя, чья память отмечалась в день крещения или ближайшие дни, придавалось большее значение, чем дню рождения физического. Крестившиеся во взрослом возрасте выбирали себе имя по собственному желанию, но обязательно по святцам. Ангела-хранителя почитали, ему молились и просили о заступничестве, а чтобы оградить себя от нечистой силы, порчи и прочих неприятностей, перед сном трижды произносилось заклинание-оберег:
Ложусь спать с Христом,
со творящим, крестом,
с силой Господней,
Ангелом-Архангелом.
Ангел мой хранитель,
пребывай со мной:
по всякий час,
по всякой минуты.
Аминь!
Отмечались именины необычайно широко. В допетровской Руси в день своих именин царь собственноручно раздавал по выходе из храма пироги, то же делали в свои именины царица и совершеннолетние царевичи; от имени царевен или малолетних царевичей раздавал пироги царь. Подношение же подарков государю в день ангела, как и подношения в других случаях, делались не только по зову сердца, но носили строго обязательный характер.
Оставим царскую фамилию. Вот как описывает подготовку к именинам в Петербурге начала XX столетия Л. Успенский.
"Задолго до срока все в квартире становилось вверх дном.
Переставляли мебель. Полотеры неистовствовали. Кулинарные заготовки производились в лукулловских масштабах. На моей этажерочке теперь то и дело я находил то коробку с мускатным орехом, то пузырек, полный рыжих, как борода перса, пряно и сладко пахнущих волокон: шафран! Можно увидеть здесь и лиловато-коричневый стручок ванили, как бы тронутый инеем, в тоненькой стеклянной пробирочке.
Из неведомых далей - не с горы ли Броккен на помеле? - прибывала крючконосая Федосьюшка, "куфарка за повара", и получала самодержавную власть над кухней. Портнихи - рты, полные булавок, - часами ползали на коленях вокруг именинницы и ее матушки. На плите что-то неустанно и завлекательно урчало, кипело, пузырилось, благоухало. Уже на лестничной площадке чуялось: то припахивает словно миндальным тортом, а то вот теперь повеяло вроде как "Царским вереском" или "Четырьмя королями"... Ветер сквозь только что выставленные окна листал пропитанные всеми жирами и сахарами страницы "Подарка молодым хозяйкам" Елены Малаховец...
В этой кутерьме и для меня находилось дело. Конечно, от студента проку мало, но все же - только мужчина должен ехать к кондитеру Берэн за сливочными меренгами; в этих кондитерских можно встретить таких нахалов!
Или - боже мой! - а гиацинты-то?! Сколько Лизочке лет? Значит, двадцать гиацинтов должны стоять на столе; так всегда бывало!..".
Тому же, кто верит в приметы, придется сделать следующее (даже если именинник станет сопротивляться - это творится ему во благо): спеките пирог с кашей и, когда именинник сядет за стол, разломите пирог над его головой, - чем больше каши просыпется на голову, тем счастливее будет именинник в грядущем году; разбейте, пусть нарочно, что-нибудь из посуды - тоже на счастье, и, главное, проследите, чтобы после всего содеянного виновник торжества "сиял как именинник!"

Количество показов: 12968
Автор:  по материалам сайта http://www.gumer.info - Энциклопедия обрядов и обычаев Глава 3 В КРУГЕ ЖИЗНИ: ОБРЯДЫ И ОБЫЧАИ
Рейтинг:  3.07

Возврат к списку

 

try { var yaCounter922906 = new Ya.Metrika(922906); } catch(e){}